Авторские подарки! Цветочные, фантазийные, ягодные композиции из бисера, акриловых бусин и бусин из натуральных камней. На нашем сайте вы можете подобрать композиции для процветания бизнеса и карьеры, для семейного счастья и любви, для здоровья и душевной гармонии. Магия цветов поможет вам во всех сферах жизни.

Дзенские притчи

Баланс
Однажды два мастера дзэн повстречались в саду и решили поделиться друг с другом своей мудростью. После того как они уселись, первый мастер рассказал такую историю:
— Позавчера я проходил мимо рынка и увидел человека, продававшего драгоценности. На одной чаше весов у него было золото, а на второй — чугун, и он уравновешивал их. Я смотрел на это и видел баланс вселенной.
Второй мастер улыбнулся и сказал:
— Баланс — это не смесь чугуна с золотом или хорошего с плохим.
Баланс — это равновесие между тем, что внутри и что снаружи.
Вот так, три дня назад я видел, как один монах медитирует, смотря на полстакана воды. И я вспомнил, как ещё в самом начале учения я осознал, что такой стакан наполовину наполнен, но в тоже время наполовину пуст. И именно в этом гармония и красота мира.
— А я всегда думал, что такой стакан — слишком большой, — сказал первый мастер.

 

Без привязанности
Китано Гелеко, аббату из храма Эйхей, было 92 года, когда в 1933 году он умер. Всю жизнь он старался прожить без привязанностей. Странствующим нищим, когда ему было 20 лет, он встретился с путником, курящим табак. Они вместе шли по горной дороге, а затем остановились отдохнуть под деревом. Путник предложил Китано закурить, и тот согласился, так как был голоден.
— Как приятно курить, — заметил он.
Путник дал ему лишнюю трубку и табак, и они закурили вместе. Китано почувствовал: «Такое удовольствие может разрушить медитацию. Пока это не зашло далеко, надо остановиться». И он выбросил трубку и табак.
Когда ему было 23, он изучал И-Цзин, мудрейшую доктрину о вселенной. Была зима, и ему нужна была тёплая одежда. Он написал об этом своему учителю, который жил за сотни миль от него, и отдал письмо для передачи путнику. Прошла почти вся зима, но он не получил ни ответа, ни одежды. Тогда Китано прибег к предсказаниям И-Цзин, которая также учила искусству гадания, чтобы определить, было ли доставлено письмо. Он обнаружил, что письмо его затерялось. В полученном вскоре письме от учителя не было никаких упоминаний об одежде.
«Если я стану заниматься предсказаниями по И-Цзин, может пострадать моя медитация», — почувствовал Китано. Он отказался от этого удивительного учения и никогда больше не прибегал к его мощи.
Когда ему было 28, он начал изучать китайскую каллиграфию и поэзию. Он быстро совершенствовался и стал так искусен в этих областях, что его учитель гордился им. Китано задумался: «Если я не остановлюсь, я стану поэтом, а не учителем Дзэн».
И он никогда больше не написал ни одного стихотворения.

 

Всё — лучшее
Когда Бандзэн шёл по рынку, он услышал разговор между покупателем и мясником.

— Дай-ка мне самый лучший кусок мяса, — сказал покупатель.

— Всё, что есть у меня в лавке — лучшее! — ответил мясник. — Ты не сможешь найти кусок мяса, который не был бы самым лучшим.

При этих словах Бандзэн обрёл просветление.

 

Время умереть
Иккю, дзэнский Мастер, был очень умён, даже когда был ещё мальчиком. У его учителя была драгоценная чаша для чая — редкая антикварная вещь. Случилось так, что Иккю разбил эту чашу и очень растерялся. Услышав шаги учителя, он спрятал осколки чашки за спину. Когда Мастер вошёл, Иккю спросил:

— Почему люди умирают?

— Это естественно, — объяснил старик. — Всё должно умереть, и особенно то, что уже долго жило.

Тогда Иккю показал ему разбитую вдребезги чашку со словами:

— Вашей чашке настало время умереть.

 

Знающий молчит
Мистик спустился с горы. Атеист с сарказмом спросил его:

— Что ты принёс нам из того чудесного сада, в котором побывал?

Мистик ответил:

—Я очень хотел принести оттуда большую охапку цветов и подарить их моим друзьям. Но от их дивного аромата у меня закружилась голова, и я выронил свой букет.

 

Не проспать
Ученик спросил Мастера:

— Могу ли я сделать что-нибудь для того, чтобы стать просветлённым?

— Так же мало, как ты можешь сделать что-нибудь для того, чтобы утром вставало солнце.

— Зачем тогда все эти духовные практики?

— Затем, чтобы ты не проспал восход солнца.

 

Нельзя украсть Луну
Рёнан, дзэнский мастер, жил простой жизнью в маленькой хижине у подножья горы.

Однажды вечером в его хижину забрался вор и с недоумением обнаружил, что там нечего украсть. Вскоре вернувшийся Рёнан застал вора.

— Ты прошёл такой долгий путь, чтобы навестить меня, — сказал Рёнан бродяге. — И ты не должен вернуться с пустыми руками. Пожалуйста, возьми в подарок мою одежду.

Вор был ошарашен. Он взял одежду и потихоньку ушёл.

Рёнан сидел нагой перед хижиной, любуясь луной.

— Бедный парень, — задумчиво сказал он. — Мне бы так хотелось подарить ему эту прекрасную луну.


Одним словом
Путешествуя, правитель зашёл к Мастеру, чтобы засвидетельствовать ему своё почтение.

— Меня ждут государственные дела, у меня нет времени на долгие разговоры, — сказал он. — Можешь ли ты изложить суть религии в двух словах — для такого занятого человека, как я?

— Для Вашей Светлости я могу выразить это и одним словом.

— Невероятно! Скажи мне скорей это необычное слово!

— Молчание.

— А как достичь Молчания?

— Медитацией.

— А могу я узнать, что такое медитация?

— Молчание.

 

Ожидание благодарности
У Такуана было много последователей от Иэмицу, третьего сегуна сёгуната Токугава, до простых крестьян. Среди них был старик, имени которого никто не помнил. Он был немного чудаковат. Однажды этот старик послал к Такуану своего слугу, чтобы после окончания церемонии пригласить мастера на трапезу.

— Как бы скромна ни была моя пища, я хочу, чтобы Осё в моём доме отведал варёный рис с ячменём, — сказал старик слуге.

Осё, любивший это блюдо, с готовностью принял приглашение и отправился в гости к старику. Там ему предложили большую тарелку, полную каши из риса и ячменя. Никаких приправ к каше у старика не было. На столе не было даже квашеной редиски такуан-дзукэ, приготовленной по рецепту Осё.

Обычно неприхотливый, Такуан в этот раз подумал: «Неужто старик не подаст к рису никакого соления?», — но задавать вопросы было некогда, поскольку рот был занят вкусной кашей. Старик спокойно сидел перед гостем, ожидая конца трапезы. Когда живот Осе наполнился, он поднялся, чтобы уйти, но старик остановил его и спросил:

— Осё-сан, я угостил вас варёным рисом, а вы уходите, даже не поблагодарив меня. Разве монахи так поступают?

— Вы пригласили меня отведать варёного риса с ячменём. Вы не приглашали меня говорить вам спасибо, — без промедления ответил Осё и быстро вышел из дома.

Этот ответ задел старика, и он решил когда-нибудь отыграться на Осё. Однажды старик задумался, как ему поймать Осё на слове. В этот самый миг к нему в дом вбежал Осе и воскликнул:

— На улице льёт, как из ведра! Одолжите мне, пожалуйста, зонтик и гэта (деревянные туфли).

Старик обрадовался возможности отыграться на Осё и очень вежливо предложил ему то, что тот попросил. Старик был уверен, что на этот раз Осё поблагодарит его, но этого снова не случилось. Осё быстро вышел из дома и вскоре прислал молодого монаха, чтобы вернуть взятые вещи. Монах был похож на своего мастера — он не поблагодарил старика, а только оставил вещи и ушёл восвояси.

Через несколько дней Осё и старик встретились за чаем. Старик решил, что пришло время поговорить обо всём, и начал издалека:

— Вам не повезло в тот день, когда дождь застал вас на улице, правда?

— Да, не повезло. Надеюсь, молодой монах вернул вам зонтик и гэта!

— Конечно, вернул. Это было очень мило с вашей стороны, — сказал старик, заметив, что невольно сам благодарит Осе. Как он мог допустить такую оплошность?

Осё сидел напротив старика и улыбался. Старик не мог больше сдерживаться и выпалил:

— Осё-сан, вы плохо воспитаны. Вы могли бы, по крайней мере, сказать мне спасибо!

— Если я скажу вам спасибо, тем самым я выплачу вам свой долг, — сказал Такуан спокойным голосом. — Я всегда про себя благодарю вас и никогда не забываю вашу доброту. Если же человек ожидает благодарности за свою доброту, это не настоящая доброта. Вы не должны рассчитывать на то, что станете свидетелем радости других и услышите их похвалу. Добрые дела сами по себе должны доставлять вам удовольствие, и при этом, давая что-то другим или помогая им, вы не должны ожидать награды. Такова настоящая доброта. Вы обманываете себя, если делаете что-то доброе из тщеславия или самодовольства. При этом вы позволяете заблуждению войти в вас. Люди склонны к корыстолюбию. Делая одолжение другим, они стремятся получить что-то взамен. Ничего не понимает в людях тот, кто не видит различия между добротой и заинтересованностью. Если вы делаете добро, руководствуясь только своими личными интересами, вы совершаете ошибку. Если же вы каждым своим действием стараетесь помогать другим, вас никогда не постигнет разочарование.

 

Опасное место
Однажды правитель области посетил дзэнского учителя, прозванного в народе Птичье Гнездо за то, что он медитировал, сидя на дереве среди густой листвы. Правитель осмотрел место медитации и сказал:

— Какое же у тебя опасное место там, наверху дерева!

— Твоё намного хуже, чем моё, — возразил учитель.

— Я правитель этой области и не вижу, какая опасность может мне угрожать.

— Значит, ты не знаешь себя, когда ты изживёшь свои страсти, и твоё сознание лишится устойчивости, что может быть опаснее, чем это?

— В чём заключается учение буддизма? — спросил правитель.

Учитель произнёс следующие известные строчки:

— Не делать зла, а использовать добро. И сохранять сердце чистым — вот в чём учение Будд.

— Это знает любой трёхлетний ребёнок! — возразил правитель.

— Может быть, любой трёхлетний ребёнок и знает это, но даже восьмидесятилетнему старцу трудно осуществить это на практике, — подвёл итог дзэнский учитель, сидя на своём дереве.

 

Прямо сейчас
У Дого был ученик, которого звали Сошин. Сошин пришёл научиться медитации и терпеливо ждал, когда же, наконец, начнётся обучение. Он ждал уроков, подобных школьным, но их не было, и это сбивало его с толку и разочаровывало. И вот однажды он решился и сказал Мастеру:

— Много времени прошло с тех пор, как я пришёл сюда, но ни единого слова не было сказано мне о сути медитации.

Дого тихо улыбнулся и сказал:

— О чём ты говоришь, мой мальчик? С тех пор, как ты пришёл, я постоянно даю тебе уроки медитации!

Эти слова смутили бедного ученика ещё больше. Некоторое время он размышлял над ними, но ничего так и прояснилось. И, набравшись храбрости, он вновь обратился к Мастеру:

— Скажите, что это были за уроки?

Дого ответил:

— Когда ты приносишь мне чашку чая, я принимаю её; когда ты приносишь мне еду, я принимаю её; когда ты кланяешься мне, я киваю в ответ. Как ещё ты хочешь обучиться медитации?

Сошин опустил голову и вновь углубился в раздумья о загадочных словах Мастера.

Но Дого прервал его:

— Если ты хочешь увидеть, смотри прямо сейчас. Потому что когда ты начинаешь раздумывать, ты полностью упускаешь.

 

Пустая лодка
Лин-чи рассказывал:

Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там.

Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплёскивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моём Пути.

В эту тихую ночь я подошёл к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил:

— Эта лодка тоже пуста.

Я закрывал глаза и направлялся внутрь себя.

 

Пустота
Как-то к монаху Джошу, о котором рассказывают, что он начал изучать дзен в шестьдесят лет, озарение получил в восемьдесят, а затем учил до ста двадцати лет, пришёл ученик с вопросом:

— Если я добьюсь пустоты в своём уме, что делать потом?

— Выброси её, — посоветовал Джошу.

— Как я могу выбросить то, чего нет? — настаивал ученик.

— Если не можешь, неси с собой, — ответил Учитель.