Авторские подарки! Цветочные, фантазийные, ягодные композиции из бисера, акриловых бусин и бусин из натуральных камней. На нашем сайте вы можете подобрать композиции для процветания бизнеса и карьеры, для семейного счастья и любви, для здоровья и душевной гармонии. Магия цветов поможет вам во всех сферах жизни.

Новая мужская импотенция

Я стал сексопатологом более 30 лет назад, сразу же после окончания мединститута. Вел прием в сексологическом кабинете, параллельно — в Центре помощи семье, выступал с лекциями в разных аудиториях. И я часто задумываюсь: как изменились мои клиенты за это время? Отличается ли интимная жизнь современных мужчин от той, по поводу которой обращались ко мне пациенты 70-х годов?
И хотя 30 лет — срок небольшой, в сексуальной сфере изменилось очень многое. Проблемы, с которыми обращаются к сексологам сегодня, не похожи на те, которые я выслушивал молодым врачом. Расскажу только об одной их категории, которая была мне практически неизвестна в начале 70-ых. Тогда среди обратившихся за сексологической помощью превалировали клиенты, страдающие снижением потенции (это расстройство называется эректильная дисфункция). К тому времени, когда они приходили к врачу, у них была уже нарушена интимная жизнь с постоянной партнершей — женой или любовницей. И именно восстановления этой формы секса они и хотели, уже и не помышляя о большем. Сегодня на приеме я вижу множество мужчин с совсем иными проблемами. Вот жалобы 32-летнего Сергея, финансового менеджера крупной фирмы: “ Интимные отношения с женой — мы живем вместе почти 6 лет — у меня практически нормальные: особой страсти нет, но 1-2 раза в неделю у нас случается вполне хороший секс. Знаю, что она хотела бы большего, но в целом она довольна. За последние годы у меня было 2 хороших романа, оба — с сослуживицами, очень милыми женщинами. До того, как между нами возникли интимные отношения, мы довольно долго дружили, общались и на профессиональные темы, и на другие — самые разные. Дружба перетекла в роман совершенно естественно… Скажу честно: в обоих этих романах сексуальным гигантом я не был, ни разу у нас не было двух сексуальных контактов, даже если мне удавалось провести у подруги всю ночь.

В последнее время наша компания процветает, мы часто устраиваем праздники и вечеринки в хороших клубах и ресторанах. В компании много молодых хорошеньких и образованных женщин, на наших праздниках они кокетничают, обнимаются и целуются со мной. Леночка, только пришедшая к нам после института, настойчиво предлагает “сбежать” к ней домой; Аида (ей 23!) хочет секса прямо в клубе, она уже дважды расстегивала на мне брюки, довольно громко информируя меня: “Я уже насквозь промокла!”. Эти девочки мне очень симпатичны, но ни желания заняться с ними любовью, ни хоть какой-нибудь эрекции у себя я не обнаруживаю. А так хотелось бы действительно убежать с вечеринки к Лене домой и овладеть этой стройной и бойкой девчонкой… Но у меня не получится!”

Другой пациент — 40-летний Виктор признается: “Одна из моих сотрудниц, разведенная молодая женщина 27-ми лет, совершенно явно настроилась стать моей любовницей. Когда она заходит с бумагами в мой кабинет — а это случается ежедневно — она ко мне прижимается. Света — так ее зовут — одета в короткую юбку, очень обтягивающую кофточку, несколько раз она меня даже погладила по бедру и дышала при этом очень жарко. Она — привлекательная, умная и явно очень темпераментная женщина; будь она просто кокетливой и дай она мне возможность самому за ней поухаживать, у нас обязательно возник бы роман — тем более что интимная жизнь с женой у нас давно уже сведена к минимуму. Но поведение Светы меня просто отпугивает, я и чувствую к ней сексуальное влечение, и боюсь ее страсти… эрекции у меня нет… А в последние недели она еще и шутит “Вам, Виктор, нужно к врачу обратиться… сами знаете, к какому!” И я чувствую себя полным идиотом: молодая привлекательная женщина сама предлагает мне себя, не требуя от меня никаких обязательств, а я ничего не могу! При этом я вовсе не импотент: когда я вижу, что жена уж очень соскучилась по сексу, я легко мобилизуюсь и совершаю с ней вполне хороший половой акт, довожу ее до разрядки. А вот со Светой у меня явно ничего не получится…”

 

Эти новые женщины
Обратите внимание: и Сергей, и Виктор довольно хорошо функционируют с женами, а Сергей — еще и с любовницей. Но они совершенно несостоятельны с женщинами другого психологического и сексуального типа и в других, отличных от постоянного партнерства, сексуальных ситуациях. Именно это явление и получило название “новая мужская импотенция” — оно наблюдается во всех странах, переживающих сексуальную революцию. Специалисты США и Западной Европы столкнулись с ней еще в конце 80-х годов, когда с этим расстройством к сексологам обращался каждый четвертый мужчина старше 33-х лет.

Одно из самых важных проявлений сексуальной революции — это возникновение нового типа женщин. Большинство из них относится к сексу положительно и активно: они занимаются им не для мужчины, а, прежде всего — для себя, для получения собственного чувственного наслаждения. И потому они не ждут инициативы от партнера, они сами активно и часто даже слишком прямолинейно предлагают его тем, кто им симпатичен.

Являясь опытными участницами и потребительницами секса, они совершенно не скрывают ни своей опытности, ни наличия в своей жизни множества сексуальных партнеров. Это совершенно не было свойственно представительницам прекрасного пола в прошлом веке. В те времена женщины, наоборот, преуменьшали свой сексуальный опыт (конечно же, не умаляя своей чувственности), тщательно скрывая его от своих мужей и других мужчин. Да и сам этот опыт, по сравнению с показателями интимной жизни современных женщин, выглядит весьма скромным.

 

Сценарии и стереотипы

Идеальный для конкретного человека сценарий интимных отношений складывается у нас в подростковые годы, в 14-16 лет, и формируется он под влиянием нескольких факторов, в том числе и представлений о том, что нужно партнерше. Так называемый “излюбленный сценарий” представляет собою сложный компромисс между тем, чего хотим мы и чего — по нашему разумению — хочет женщина. У многих мужчин этот сценарий достаточно гибкий: он предпочитает интимные отношения в рамках этого сценария, но вполне способен функционировать и получать удовольствие и при другой последовательности действий.

Другим свойственна жесткость сценария: наслаждение они получают только от строгого соответствия интимных действий конкретному плану, конкретной схеме — и никак иначе. Жесткость сценария максимально выражена при парафилиях — своеобразных интимных отношениях. Если мягкий садист вступает в половой контакт с красивой и темпераментной женщиной, переполненной искренней страстью к нему, но не позволившей ему перед близостью с силой шлепнуть себя по попе — секс не доставит ему никакой радости. Без этого шлепка по попе он удовольствия не получает.

За долгие годы подросткового фантазирования наша физиология “подстроилась” к этому модусу: концентрация тестостерона в крови при эротическом общении с новой женщиной нарастает медленно, достигая максимума примерно через полтора часа. А вот в первый час такого общения, как показывают самые современные исследования с вживленными в мозг электродами, непрерывно посылающими информацию на расположенное в 7-ми метрах приемное устройство резко увеличивается активность интеллектуальных центров коры. Энцефалограмма мужчины, принимающего у себя дома в первый раз значимую для него женщину, на протяжении первого часа общения абсолютно похожа на его же энцефалограмму при решении сложной математической задачи (с характерными пиками в лобной доле). И лишь затем появляются волны общего возбуждения, учащенные альфа-ритмы и увеличивается количество тестостерона в крови. Предложи гостья половой контакт через 15 минут — исследованные не были бы к нему готовы. Тридцатипятилетние настроены вначале ухаживать, соблазнять, проявлять себя во всей интеллектуальной красе, а для истинно полового контакта им нужно больше времени.

У тех молодых людей, кому сегодня 20-23 года, биоэлектрическая активность мозга и деятельность гормональной системы выглядит совсем иначе: при первой сексуально направленной встрече с женщиной усиление интеллектуальной активности коры мозга, конечно же, имеет место, но она в три с половиной раза меньше, чем у тридцатипятилетних. Зато выброс в кровь половых гормонов происходит гораздо быстрее. Как показывают исследования группы Пола Бекера, молодые люди в большей степени готовы к немедленному или просто быстрому сексу с новой партнершей и психологически, и физиологически, чем те, кто старше их на 15 лет. И дело здесь вовсе не в возрасте — для исследования подбирались мужчины, хорошо функционирующие в интимной сфере. Дело в ином сценарии сексуальной жизни.

Известный американский сексолог Авода Оффит с помощью тех же современных электронных и биохимических методов изучал сорокалетних мужчин, готовящихся к первому свиданию с женщиной, с которой до этого они контактировали только по телефону или в Интернете, а лично не встречались. Выработка тестостерона у них вовсе не повышалась — а вот электрическая активность коры головного мозга резко возрастала.

    Одно из проявлений сексуальной революции — возникновение нового типа женщин. Большинство из них относится к сексу положительно и активно: они не ждут инициативы от партнера, они сами предлагают его тем, кто им симпатичен.

 

Женщины, которых мы боимся

Итак, 35-40-летние мужчины не приспособлены к быстрому, немедленному или неожиданному сексу с новой партнершей и поэтому избегают его. Но дело не только в “неготовности”. Дело в том, что мужчины средних лет воспринимают молодую и сексуально активную женщину как многоопытную, полагают, что у нее было много партнеров и поэтому боятся сравнения с ними, с теми, кто хорошо функционирует. Боятся упрека, насмешки — наша чувствительность к обидам в интимной сфере необыкновенно высока. Боятся, но не критикуют, и тем более не осуждают — “новые женщины” — во всяком случае, их активность и инициативность в сексе — вызывают у них одобрение и даже восхищение. Ни от одного из своих клиентов я не слышал слов осуждения в адрес своих несостоявшихся партнерш.

В целом, современный мужчина средних лет переоценивает сексуальные способности молодых женщин. Как показывают исследования, современная женщина гораздо терпимее относится к сексуальным проблемам и недостаткам своего партнера, чем ее сверстница 40 лет назад. Опыт сегодняшней представительницы прекрасного пола позволяет ей не идеализировать сексуальность партнера, а относиться к ней реалистически, не относить его неудачи на свой счет. Сегодняшняя молодая женщина готова помочь мужчине в случае трудностей с эрекцией и не склонна вслух выражать свое недовольство.
Сексологи многих стран задались вопросом: основывается ли страх страдающих “новой мужской импотенцией” (т.е. нарушениями эрекции во внезапных контактах с сексуально активными женщинами при ее сохранности в контактах с постоянной партнершей) на реальных обидах или насмешках партнерш или он вызван собственными перфекционистскими установками в интимной жизни, собственным воображением, собственным чувством вины, а не конкретными трудностями и неудачами?

Известный американский сексолог Пола Каплан в своем обследовании 200 сорокалетних жителей Филадельфии, обратившихся по поводу этой проблемы, установила, что лишь трое из них сталкивались с каким-то выражением недовольства со стороны их кратковременных партнерш; а вот за полное уклонение от сексуальных контактов около половины из них подвергались насмешкам. Французская психолог Маргарет Лерой также не выявила у 100 исследованных с “новой мужской импотенцией” каких-либо конкретных фактов обид и критики в ситуациях, когда они оказывались сексуально несостоятельными. Во всех многочисленных исследованиях этой проблемы мужчины исключительно сами себя корили за плохое функционирование.

Впрочем, те представители сильного пола, которые не пользуются новыми сексуальными возможностями, которые не отвечают на предложения секса со стороны активных женщин, подвергаются в мужской среде суровому осуждению — и в прямой, и в косвенной формах. Осуждается и недостаточное число сексуальных партнерш, и сексуальная верность жене или постоянной подруге. Идеал современного мужского сообщества — человек, который за юбками не бегает, но при любой возможности “своего не упустит”. Мужья, о которых известно, что на протяжении нескольких лет они сохраняют верность жене, в профессиональных коллективах подвергаются жестокому остракизму. Новейшие исследования, проведенные с помощью точнейшей электронной аппаратуры, показывают, что в курительных комнатах коллеги размещаются от таких на расстоянии, достоверно большем, чем от “сексуально активных”. С ними — в целом — меньше говорят, к ним меньше обращаются с вопросами — даже профессиональными. (В длительно существующих профессиональных коллективах сотрудники, как правило, обладают четким представлением об интимной жизни коллег по работе). Английский сексолог Джо Алекс в своем недавнем исследовании убедительно доказал, что в двух вполне солидных фирмах сексуально пассивные сотрудники жестче наказываются за опоздания и другие служебные проступки, и даже отпуска им предоставляют в менее удобное время, чем тем, кто считается “сексуально активным”. При социологических опросах по месту работы они всегда получают низкую оценку.

Конечно, делается все это преимущественно бессознательно, но и на уровне сознания они часто подвергаются открытым насмешкам — не любят в мужской среде ни сексуально пассивных, ни верных мужей, ох, как не любят. Исследователи разных стран единодушно отмечают, что дискриминация “сексуально пассивных” с годами нарастает, что они подвергаются все большему отчуждению.

И не нужно думать, что только мужское сообщество негативно относится к тем, кто избегает внесупружеских связей. Сами зрелые женщины в цивилизованных странах — в большинстве своем — считают чрезмерно верных мужей людьми “второго сорта”, что наблюдается в самых разных поведенческих проявлениях.

Крупнейший исследователь интимной жизни жительниц крупных городов Шер Хайт полагает, что их сексуальная активность усиливается не только сексуальной революцией, возросшей ценностью чувственного наслаждения и т.д., но и практическим осознанием ими недостаточного числа сексуально функционирующих мужчин.

Более половины изученных этим автором молодых женщин в возрасте 27-30 лет жаловались на долгие перерывы в сексе, недостаток постоянных партнеров, частое состояние неудовлетворенности.

    Те представители сильного пола, которые не пользуются новыми сексуальными возможностями, которые не отвечают на предложения секса со стороны активных женщин, подвергаются в мужской среде суровому осуждению.

 

Как помочь страдальцам?

Современная действительность предоставляет мужчинам необыкновенные возможности интересной и разнообразной сексуальной жизни, в которой близость с постоянной партнершей/женой может сочетаться с различными другими контактами: от длительных до однократных, неожиданных или случайных.

Мы, те, кому сегодня тридцать пять — сорок пять, о такой свободе, о таких возможностях мечтали долгие-долгие годы. Парадокс заключается в том, что, когда эта свобода пришла, когда и сами женщины, и социальные нормы позволяют и даже требуют от нас активной и разнообразной сексуальной жизни — многие из нас к ней не способны. Нет, не из-за того, что мы постарели и физически, физиологически не можем насладиться плодами сексуальной революции. Дело в другом: наши сложившиеся стереотипы интимной жизни мешают многим из нас сексуально функционировать в новых, непривычных обстоятельствах и с новыми, непривычными женщинами. И никакие медикаментозные методы таким клиентам не помогут — они нуждаются в психологической коррекции — перестройке сексуального сценария.

Для такой перестройки современные сексологи используют метод с неуклюжим, но точным названием “реаттрибуция либидо”: сексуальное влечение направляется на ситуации неожиданного, внезапного секса с активной молодой партнершей. Делаем мы это, как правило, с помощью гипнотического погружения. Метод предполагает от трех до пяти сеансов. Для контроля эффективности непосредственно после последнего сеанса мы проверяем уровень половых гормонов в крови — сегодняшние медицинские приборы позволяют сделать это за одну минуту. Успешность лечения во многом зависит от времени обращения клиента: к сожалению, многие мужчины приходят за помощью уже после серии сексуальных провалов, когда на первичную их проблему наслаиваются психологические реакции, прежде всего, — ожидание неудачи, страх собственной несостоятельности.

Но даже те мужчины средних лет, кто испытывает трудности в новых формах половых контактов, приветствуют произошедшие на наших глазах перемены в интимной жизни — сексуальную революцию. Они восхищаются “новыми женщинами” — доступными и активными; пусть они сами далеко не всегда могут такими овладеть — они рады за тех своих сверстников и за молодых “бойцов сексуального фронта”, кто наслаждается плодами победившей революции.

 

Александр Полеев